Рыболовный магазин
Нижний Новгород, Нижне-Волжская наб
+7 (831) 422 14 83
+7 (910) 600 08 61

Вход

Добро пожаловать, дорогой друг.
Войти

Регистрация

Готовы совершить лучшие покупки? Давайте начнем!
Зарегистрироваться

Напоминание пароля



Вы забыли свой пароль? Не переживайте, мы напомним. Введите email, который вы использовали при регистрации




Напомнить пароль

Add a Review

На основании 84 отзывов

Отношение карла поппера к гегелю

50227 руб

В наличии

Вн.код 979036

Посмотреть все товары категории рыбалка

Таким образом, диалектическая триада возобновится на более высоком уровне; она может подняться и на третий уровень, когда достигнут второй синтез. То, что называют диалектической триадой, мы разъяснили достаточно полно. Едва ли можно сомневаться в том, что диалектическая триада хорошо описывает определенные ступени в истории мышления, особенно в развитии идей, теорий и социальных движений, опирающихся на идеи или теории. Однако следует отметить, что диалектическое развитие не является полным эквивалентом описанного нами развития теории посредством проб и ошибок. Рассматривая метод проб и ошибок, мы имели в виду только идею и критику в ее адрес, или, используя терминологию диалектиков, борьбу между тезисом и антитезисом; мы не принимали во внимание дальнейшее развитие, не предполагали, что борьба между тезисом и антитезисом должна закончиться неким синтезом. Мы имели в виду, скорее, что борьба между идеей и ее опровержением, или между тезисом и антитезисом, приведет к элиминации тезиса или, возможно, антитезиса , если он окажется неудовлетворительным, и что соревнование теорий должно завершиться принятием новых теорий, если, конечно, для испытания предлагается достаточно большое их число. Таким образом, можно сказать, что интерпретация в терминах метода проб и ошибок является несколько более гибкой, чем интерпретация в терминах диалектики. Она не ограничивается ситуацией, где предлагается начинать с одного-единственного тезиса, и потому с легкостью находит применение там, где с самого начала выдвигается несколько тезисов, независимых друг от друга и не обязательно противоположных. Однако надо признать, что очень часто — пожалуй, даже обычно — развитие определенной области человеческого мышления начинается с какой-то одной идеи. Диалектики настаивают еще на одном моменте, в котором диалектика несколько отличается от общей теории проб и ошибок. Действительно, в рамках теории проб и ошибок, как уже говорилось, достаточно сказать, что неудовлетворительная точка зрения будет опровергнута или элиминирована. Диалектик же настаивает, что этого недостаточно. Он подчеркивает, что, хотя обсуждаемая точка зрения или теория может быть опровергнута, в ней имеется, по всей вероятности, нечто достойное сохранения, — иначе она вряд ли была бы вообще выдвинута и воспринята всерьез. Это рациональное зерно тезиса, вероятно, наиболее отчетливо осознается теми, кто защищает тезис от нападок оппонентов, сторонников антитезиса. Следовательно, единственно приемлемым исходом борьбы будет синтез, то есть теория, в которой сохранены наиболее ценные элементы и тезиса, и антитезиса.

Необходимо признать, что подобная диалектическая интерпретация истории мышления может быть вполне удовлетворительной и добавляет некоторые ценные моменты к интерпретации мышления в терминах проб и ошибок. Обратимся, скажем, к развитию физики. Здесь мы можем найти очень много примеров, которые вписываются в диалектическую схему. Если говорить точнее, формулы старой теории обычно могут быть описаны — с точки зрения новой теории — как приближения, то есть они оказываются почти корректными, настолько, что их можно применять либо если мы не нуждаемся в очень высокой степени точности, либо даже — в некоторых ограниченных областях — как совершенно точные формулы. Все это говорит в пользу диалектической точки зрения. Вместе с тем мы должны внимательно следить за тем, чтобы не приписать ей лишних достоинств. Мы должны быть осторожны, например, по отношению к ряду метафор, используемых диалектиками и, к сожалению, часто воспринимаемых слишком буквально. В действительности же только наша критическая установка создает антитезис, и там, где она отсутствует, никакой антитезис создан не будет. На самом деле происходит битва умов, и именно умы должны быть продуктивны и создавать новые идеи; история человеческого мышления насчитывает много бесплодных битв, битв, закончившихся ничем. Другими словами, синтез обычно представляет собой нечто гораздо большее, нежели конструкцию из материала, доставляемого тезисом и антитезисом. Принимая во внимание все сказанное, можно заключить, что диалектическая интерпретация — прежде всего то ее положение, что синтез строится из идей, содержащихся в тезисе и антитезисе,— если и находит применение, все же вряд ли может способствовать развитию мышления. Этот момент подчеркивали подчас и сами диалектики; и тем не менее они почти всегда думают, что диалектика может быть использована как метод, который поможет им подтолкнуть или, по крайней мере, предсказать будущее развитие мышления. Однако самые серьезные недоразумения и невнятица возникают из-за расплывчатости, характерной для рассуждений диалектиков о противоречиях. Они верно указывают, что противоречия имеют огромное значение в истории мышления, — столь же важное, сколь и критика. Ведь критика, в сущности, сводится к выявлению противоречия. Это может быть противоречие либо в рамках критикуемой теории, либо между этой теорией и другой теорией, которую у нас есть основания принять, либо между теорией и определенными фактами — точнее, между теорией и определенными утверждениями о фактах.

Критика всегда лишь указывает на противоречие или же, можно сказать, просто противоречит теории то есть служит утверждению антитезиса. Однако критика является — в очень важном смысле — главной движущей силой любого интеллектуального развития.

отношение карла поппера к гегелю

Без противоречий, без критики не было бы рационального основания изменять теории, — не было бы интеллектуального прогресса. Они даже утверждают, что противоречий вообще нельзя избежать, поскольку они встречаются в мире всегда и повсюду. Данное утверждение равносильно покушению на так называемый закон противоречия или, более полно, закон исключения противоречий традиционной логики, который гласит, что два противоречащих друг другу утверждения не могут быть истинными одновременно или что утверждение, представляющее собой конъюнкцию двух противоречащих утверждений, всегда должно отвергаться как ложное исходя из чисто логических оснований. Ссылаясь на плодотворность противоречий, диалектики заявляют, что от этого закона традиционной логики следует отказаться. Они заявляют, что диалектика приводит тем самым к новой логике — диалектической логике. Диалектика, которую я до сих пор характеризовал как принадлежащую исключительно к области истории as a merely historical doctrine — как теорию исторического развития мышления, — оказывается в результате совсем другим учением: Эти огромные претензии, однако, не имеют под собой ни малейшего основания. Действительно, они опираются лишь на неопределенную и туманную манеру речи, характерную для диалектиков. New York, ; Waller B. Логика как теоретическая и практическая дисциплина. К вопросу о соотношении формальной и неформальной логики. При исследовании исторического, как и любого другого социального знания, Поппер четко различает задачи соответствующих теоретических наук к примеру теоретической истории и задачи эмпирического плана, которые призваны решать историки и специалисты конкретных социальных наук. К числу последних обносятся задачи построения исторических объяснений. Главной особенностью таких объяснений является то, что они должны быть объективными а не субъективными, чем, как правило, ограничивается подавляющее большинство специалистов по социальным наукам , то есть проверяемыми и доступными разумной критике. Несомненной заслугой Поппера является то, что он не только провозгласил важнейшей задачей социальных наук построение объективных объяснений социальных ситуаций, но и разработал метод решения этой задачи, который он назвал ситуационным анализом, или ситуационной логикой.

Этому методу сам Поппер придавал большое значение: В чем же состоит суть ситуационного анализа, или ситуационной логики? Я уже упоминал эту теорию Поппера в разделе II вступительной статьи и теперь остановлюсь на ее содержании несколько более подробно. Идея ситуационной логики выдвигается Поппером в противовес любым попыткам субъективистского объяснения в социальных науках. Обычно историки, даже такие крупные, как Р.

отношение карла поппера к гегелю

Однако каждый историк может влезть в шкуру Цезаря по-своему, и в результате мы получаем множество субъективных интерпретаций интересующих нас исторических явлений. North-Holland, Amsterdam, ; Freeman J. Ситуационная логика позволяет Попперу построить объективную реконструкцию ситуации, которая должна быть проверяемой. Ее метод состоит в анализе социальной ситуации действующих людей, достаточном для того, чтобы объяснить их действия ситуацией, без дальнейшей помощи со стороны психологии. При этом соответствующие желания, мотивы, воспоминания и т. Полученный в итоге результат может критиковаться, быть объективно проверенным, фальсифицированным и в этом случае необходимо строить, привлекая дополнительные исторические факты, новое объяснение этой ситуации. Согласно Попперу, объяснения, которые можно получить на основе ситуационной логики, — это рациональные, теоретические реконструкции и, как всякие теории, они в конечном итоге ложны, но, будучи объективными, проверяемыми и выдерживая строгие проверки, они являются хорошими приближениями к истине Большего же — в соответствии с принципами попперовской логики научного исследования и его теорией роста научного знания — мы получить не в состоянии. На основании сказанного считаю, можно с полным основанием утверждать, что ситуационная логика Поппера является важным вкладом в теории социальных наук. Общая логико-эпистемологическая концепция Поппера и предложенный им вариант логики социальных наук имеют не только методологическое значение. Их приложения практически ориентированы. В работах Поппера подробно проанализирован целый ряд социальных ситуаций, объективное объяснение которых ведет либо к отказу от некоторых наших действий либо к их изменению для повышения их эффективности и плодотворности. Рецепт улучшения наших действий, сформулированный в результате реконструкции некоторой социальной ситуации, можно найти в проведенном Поппером объяснении социально-политической теории Гегеля. В этом анализе есть две стороны: Критическая сторона заключается в решительном отказе от выдвинутой Гегелем теории, согласно которой нравственные стандарты — это всего лишь факты, что привело к идее тождества Разума и Действительности, к уничтожению либерализма в Германии и т. К сожалению, идеи попперовской логики социальных наук не получили достойного обсуждения и использования. Одна из причин этого состоит в том, что представители сообщества социальных ученых, как правило, плохо знакомы с современными логико-методологическими исследованиями и поэтому уделяют очень мало внимания логическому анализу своих областей знания. Одно из редких исключений в этом отношении — книга К. Cambridge, ; Поппер Карл Р. Проблемы исторического познания в свете современных междисциплинарных исследований. Работа Финна — важное дополнение к материалам сборника. Историко-логической и историко-философской основой исследования Финна являются классические труды Джона Стюарта Милля , Чарльза Сандерса Пирса и Карла Раймунда Поппера Формализацию индуктивных методов Милля точнее сказать — Бэкона—Милля Финн осуществил еще в е гг.

Позднее он существенно продвинулся в исследовании предложенного Пирсом метода абдукции и в обосновании неологицизма — философии обоснованного знания. И вот теперь — в этом послесловии и в ряде связанных с ним работ — Финн, опираясь не только на Милля и Пирса, но и на логико-методологическую концепцию роста научного знания Поппера, представил детально разработанную им эпистемологию синтеза познавательных процедур — индукции, аналогии и абдукции, которая дала ему возможность построить формализованный метод порождения гипотез. Говоря в самом общем плане, основной результат, полученный Финном и представленный в его послесловии, состоит в обосновании позитивного ответа на две следующие проблемы:. Q2 Существует ли формализованное рассуждение, реализующее синтез познавательных процедур, включая индукцию, такое, что оно применимо для извлечения нового знания из фактов в открытых теориях? Q1 Возможно ли построить систематическую процедуру такую, что она при каждом состоянии знаний о решаемой проблеме будет детерминиро-ванно порождать посредством явно сформулированных правил все возможные фальсификаторы выдвигаемых гипотез ? Полученные Финном позитивные ответы на два сформулированных им главных вопроса его исследования, безусловно, являются важными логико-. Эволюционная эпистемология Карла Поппера и эпистемология синтеза познавательных процедур. Я процитировал формулировки этих тезисов не в последовательности QI — Q2 , как это сделано у Финна, а в последовательности Q2 — QI , поскольку вопрос Q2 является, как мне представляется, более общим по сравнению с вопросом QJ. Не вдаваясь в их более или менее детальный анализ — это не входит в задачи настоящей вступительной статьи, — ограничусь лишь рассмотрением взаимоотношения взглядов на логику и философию науки Финна и Поппера в рамках его концепции роста научного знания , что находится в основном русле и настоящего сборника переводов в целом и данной вступительной статьи. Финн высоко оценивает логико-философскую теорию и методологию Поппера. Он, в частности, пишет: В других местах своей статьи Финн подчеркивает фундаментальность введенной Поппером основной формулы роста научного знания и предлагает называть ее попперовским принципом развития знания, подробно анализирует попперовский принцип фальсифицируемости гипотез и теорий который, как известно, во многом аналогичен пирсовской идее фальсификации , и т. И вместе с тем Финна, конечно, ни в коем случае нельзя причислить к попперианцам. Он, как было сказано, высоко оценивает достижения Поп-пера; более того — некоторые из его важных идей широко используются в логико-философской концепции, развиваемой Финном, прежде всего теория роста научного знания, попперовская модель эволюционной эпистемологии, методы смелых предположений и решительных опровержений и проб и ошибок, а также основные принципы теории трех миров.

Вместе с тем Финн считает, что попперовская эпистемология не решила кардинальных проблем логики и философии науки. На чем основаны столь категорические суждения? Думаю, что они обусловлены тем, что в двух важнейших пунктах — и для Поппера и для Финна — они придерживаются противоположных позиций. Первый — это проблема индукции: Действительно, обе названные проблемы являются ключевыми как для логики и философии науки в целом, так и для эволюционной эпистемологии, и мы их кратко рассмотрим. Кратко остановимся на первой проблеме. Финн не формулирует —-по крайнем мере в явном виде — каких-либо аргументов против антииндук-тивистских утверждений Юма и Поппера, которые до сих пор признаются. См, настоящее издание, с. Вместе с тем он выдвигает собственную трактовку индукции — в контексте синтеза познавательных процедур, включающих индукцию, аналогию и абдукцию, и в рамках развиваемого им формализованного метода автоматического порождения гипотез и их фальсификаций претендует на частное решение проблемы индукции Думаю, что в этой вступительной статье не следует вдаваться в подробную дискуссии по этим очень тонким проблемам. Отмечу лишь то, что Финн в отличие от большинства многочисленных исследователей проблемы индукции, которые практически всегда анализировали эту познавательную процедуру независимо от других методов познания, четко сформулировал альтернативный подход — анализ индукции в связи с другими познавательными процедурами. Он, в частности, подчеркивает: Независимо от того, насколько такой подход действительно окажется продуктивным и приведет к решению проблемы индукции, я думаю, что предложение Финна анализировать познавательные процедуры в их органической связи с другими познавательными методами является важным для разработки проблем логики и философии науки. Вторая принципиальная проблема противостояния идей Поппера и концепции Финна касается понимания характера эпистемологии: Противостояние кажется чрезвычайно существенным, и оно, на мой взгляд, действительно имеет место, но излишний драматизм ему придают — решусь высказать такое утверждение — не столько содержательные моменты, сколько несоответствия в используемой терминологии и, возможно, определенные психологические установки.

Карл поппер открытое общество и его враги

Попытаюсь обосновать это утверждение. Впервые Поппер представил философскому сообществу свою теорию трех миров и, следовательно, концепцию эпистемологии без познающего субъекта Epistemology without Knowing Subject на III Международном конгрессе по логике, методологии и философии науки в Амстердаме в конце августа г. В это время он был в зените своей профессиональной карьеры: Западный философский мир отно-. Поппер — и здесь я сейчас изложу свою историческую реконструкцию этого эпизода его научной деятельности, прекрасно понимая, что она может быть ошибочной, — очень тщательно готовился к этому конгрессу: Поэтому его доклад должен быть, скажем так, звучащим. Точно соответствует его содержанию, но слишком академично и скучно. И вот приходит интригующее решение: Это название противостоит многовековой традиции исследования теоретико-познавательных эпистемологических проблем, где субъект всегда был ключевой фигурой процесса познания. Такое название может, конечно, породить различного рода недоразумения — это не так страшно, их всегда можно устранить в последующей дискуссии, но это название доклада привлечет внимание к очень важному — с точки зрения Поппера — изменению всей эпистемологической проблемной ситуации. Так оно и произошло.

Карл Поппер. Открытое общество и его враги - файл Т. 2..doc

Ведущие философские журналы в конце х -первой половине х гг. В материалах настоящего сборника по этим вопросам наиболее развернуто высказывается Сколимовский в части II их совместной с Фрименом статьи, формулируя при этом ряд критических замечаний по поводу интерпретации Поппером взаимоотношения мира 2 и мира 3. Поппер отвечает на эти замечания, но очень скупо. Следует отметить, что Поппер практически вообще не реагировал на эту широко ведущуюся дискуссию, предоставив ее участникам самим решать поставленные им и возникшие в ходе обсуждения новые проблемы. Что же касается русского языка, то эта статья Поппера была опубликована в г. Представлялось, что это точно соответствует английскому оригиналу, и с этого времени этот перевод получил широкое хождение в российской философской литературе. Со временем, однако, я изменил свое мнение на этот счет. В ходе работы над настоящей книгой ее переводчик Д. После длительной дискуссии я согласился с этим, и мои аргументы, имеющие прямое отношение к спору Финн—Поппер, таковы. На первый вопрос ответ представляется очевидным: Таким образом, в эпистемологии Поппера субъект играет немаловажную роль, и лобовое противопоставление позиции Поппера, вроде бы настаивающей на принятии тезиса о том, что эпистемология возможна только как эпистемология без познающего субъекта, и любого варианта эпистемологии с познающем субъектом не является оправданным. Для Поппера познающего субъекта или субъекта познания нет только в содержании мира 3. Однако это, между прочим, характерно и практически для любых логико-методологических исследований.

отношение карла поппера к гегелю

И поэтому в этом плане различия между позицией Поппера и концепцией Финна не очень значительны. Ответ на второй вопрос о соотношении мира 3 и мира 2 во многом определяется только что сформулированным ответом на вопрос первый. Если субъект познания все же должен учитываться в логике и эпистемологии Поппера, то между этими мирами должно быть определенное взаимодействие. Поппер этого не отрицает, но постоянно подчеркивает только однонаправленное воздействие мира 3 на мир 2: Да, я согласен, что обратное не верно в том смысле, что исследование мира субъективного сознания не может пролить свет на мир 3, но при этом деятельность субъекта в мире 2 создает исходный материал мира 3 и без такой деятельности. Поэтому и в этом отношении позиции Поппера и Финна не оказываются диаметрально противоположными. Последний вопрос, который я хочу затронуть, представляя читателю послесловие Финна. Мысль о создании точной философии возникла едва ли не в Античности — во всяком случае Платон, который требовал, чтобы не знающий геометрии да не входил бы в его Академию, уже к этому стремился и в определенном смысле в этом преуспел. Впоследствии мысль о создании точной философии многократно возникала, если не в явной, то в имплицитной форме. Просто так сложилось,что именно он подарил нам красивый удобный термин.

отношение карла поппера к гегелю

В общем, похоже, система правок Википедии работает в данном случае против её качества. Edited at Ответить Уровень выше Ветвь дискуссии. Про это очень классно Фройд написал в книге "Остроумие и его отношение к бессознательному". Можно как раз по тому,над какими шутками люди особенно рьяно укатываются, определить их самые грязные тайны: Шутка дает человеку чувство триумфа над тем,что в "реальном мире" для него особенно острая проблема Я потому-то так когнитивными искажениями и интересуюсь. Надо знать себя и знать, почему то,что удалось, прорвавшись сквозь слой иллюзий,узнать тебе, до некоторых других людей донести сложно. Хотя тут конкретно не высмеивание, а другой механизм работает. Во-первых, они, игнорируя специфический смысл гегелевской философской концепции государства, не считаются с тем, что Гегель восхваляет государство лишь как идею свободы и права, правовое государство, но отнюдь не государство как механизм насилия или аппарат произвольного политического властвования. Лишь состояние реализованной в общественно-политической жизни свободы и объективированного в ней права Гегель квалифицирует как действительное государство идею государства , ибо идея государства и есть, по Гегелю, реальная осуществленность понятия права. И в этом — радикальное отличие Гегеля от этатистов обычного толка, восхваляющих государство как орудие властвования во всяком случае не как идею свободы и правовое. Показательно, что эти критики гегелевской идеи государства сами являются приверженцами правового государства. При этом ими оставляется в тени или просто не осознается следующее принципиальное обстоятельство: Эти критики плохо понимают не только Гегеля, но и себя. Последовательный в данном вопросе антигегельянец должен был бы подвергнуть критике хотя бы в перспективе сам принцип государственности, а вместе с ним и правовое государство как таковое. В этом смысле либеральная критика гегелевской философии государства не принципиальна; принципиальная же ее критика дана — правда, с диаметрально противоположных социально-классовых, мировоззренческих, идеологических и методологических позиций — К Марксом и марксистами, с одной стороны, Ф. Ницше и его последователями, с другой. Реализация этого учения выразительно представлена в идеологии и практике тоталитарного социализма XX в. Цель человечества — выращивание гения, выдающихся индивидов и соответствующей им культуры; поскольку государство враждебно. Лишь там, где оканчивается государство, поучает Заратустра, начинается мост, ведущий к сверхчеловеку. Фашистским и нацистским правителям, вопреки их внешней демагогии, был внутренне близок этот ницшевский элитизм. И скорее в перспективе подобных антиэтатистских выпадов, а не в плоскости гегелевской идеи государства идеологи фашизма и национал-социализма искали аргументы в пользу своих вариантов тоталитаризма. Показательно в этой связи критическое отношение ортодоксальных нацистских идеологов к гегелевскому учению. Но либеральным обвинителям Гегеля в тоталитаризме, видимо, кажется, что они лучше нацистских ортодоксов разбираются в том, подходит или нет гегелевская философия права к нуждам тоталитарного режима.

Другой принципиальный просчет либеральных критиков Гегеля связан с трактовкой проблемы: Изъятая из своего конкретно-исторического контекста и брошенная в русло реакционных политических мероприятий XIX — XX вв. Власть закона и свободный рынок: Открытое общество и его враги: Примечания к главе 1: Примечания к главе 9: Примечания к главе И, может быть, перед нами разворачивается наиболее сложная её часть за последние лет вследствие того, что колоссальная скорость развития наиболее цивилизованных стран Запада вступила в противоречие с низким экономическим и культурным уровнем стран развивающихся! Настоящая цель данной статьи отнюдь не в критике того или иного автора, бог с ними, а попытка привлечь внимание исследователей к насущной проблеме развития самой Диалектической логики. Судя по изданиям последних 15 лет в России, все исследователи в области философской логики и собственно философии шарахнулись от наевшей оскомину марксистско-ленинской диалектической парадигмы в предельно противоположную сторону. И это понятно и объяснимо. В советское время вся диалектика была фактически сведена к трём Законам диалектики и двум-трём десяткам пар диалектических категорий. Современные математики вообще относятся к Диалектической ЛОГИКЕ как к курьёзу, так как она работает с их точки зрения с размытыми понятиями в неформализуемой области, а каждый философ понимает её сентенции по своему. С лёгкой руки позитивистов Венской школы, из которой и вышел Поппер, рассматриваемые в Диалектической логике проблемы вообще называются псевдопроблемами и этот взгляд разделяют, в том числе, и некоторые российские математики. И эти мнения вполне оправданы! Очень многие из математиков сегодня убеждены, что попытка создания искусственного интеллекта на основе аппарата Формальной логики - тупик. Поиск национальной идеи невозможен без применения адекватной методологии. Доводы Карла Поппера о бессмысленности Методологических исследований не кажутся мне обоснованными. Отсутствие МЕТОДА то есть инструмента неизбежно приводит к эклектичности выводов попытками хвататься за всё подряд, лишь бы выполнить задачу. Войти Нет учётной записи? Шальмайера, который в результате стал дедушкой расовой биологии. Интересно наблюдать, насколько сильно этот материалистический расизм, несмотря на свое совершенно иное происхождение, напоминает натурализм Платона. В обоих случаях основная идея заключается в том, что вырождение — в особенности вырождение высших правящих классов — представляет собой глубинную основу политического упадка читай — прогресса открытого общества. К тому же современный миф о Крови и почве имеет точный аналог в платоновском мифе о Земнородных. Преобразование гегельянства в расизм или духа в кровь не изменило в сущности главной тенденции гегельянства.

  • Levego для рыбалки
  • Рыбалка в краснодарском крае видео на лиманах
  • Удочка с 2 мормышками
  • Лодки алюминиевые моторные сургут
  • Оно только приобрело оттенок биологизма и современного эволюционизма. В результате получилась материалистическая и одновременно мистическая религия саморазвивающейся биологической сущности, весьма напоминающая религию творческой эволюции ее пророк — гегельянец А. И действительно, в этой новой религии расизма четко различимы, так сказать, лета-компонента и биологическая компонента, т. О различии между современным тоталитаризмом и гегельянством сказано достаточно. Несмотря на широко распространенную точку зрения о важности этого различия, оно на самом деле несущественно, если говорить о главных политических тенденциях этих двух концепций. Арндта, впоследствии известного националиста: Хегеман правильно настаивает Hegemann, op. Хегеман, который был автором книги, направленной против Наполеона, добавляет: Кант пишет Works, Vol. Modern Political Doctrines, p. Шальмайера, получившее приз, называется: Шоу характеристика религии творческой эволюции содержится в: No Compromise, , p. From Husseri to Heidegger. Единичная пограничная ситуация… А Борьба. Человеческий недостаток понимания того факта, что Борьба окончательна: Germany and World-Historical Evolution. Кто осмелится бросить кости? Про "права" Гегеля на это слово - это уже Вы сами добавили не буду спрашивать зачем: Это какие же "вполне зримые успехи аналитической философии" имеются в виду? То, что "постнеопозитивизм" Поппера в научных кругах вышел в тираж? Но здесь не может быть точности если она является для нас критерием если есть столько уровней преломлений ввиде Маркса Ленина и вот теперь разбираемого вами Поппера вся специфика и ценность последнего преломления есть лишь банальное особенное, часть общего великой но не единственной идеи диалектики я думаю надо синтезировать весь опыт и пока только опыт но внешней методикой для проникновение в содержание диалектики как метода. Если я Вас правильно понял уж очень Вы как-то тезисно выражаетесь: Я понятия не имею, что это за методика может быть, но мысль для себя зафиксирую. Если у Вас есть более подробные соображения на этот счет, то очень интересно было бы их услышать. Бытие существует по законам диалектики Материя есть доказательство реализации этих законов Закон есть существуящая взаимосвязь объектов реальности Взаимозвясь может быть объектом в другом качестве Чистая взаимосвязь - формально-понятийная констатация вещественного качества через условность приема данных разумом. Константная взаимосвязь - функция объекта посредника независимо от сопутсвующих качеств. Развитие как результат диал. Внешняя диалектика - сумма аксиомий где каждый принцип диал. Для разработки этой новой системы диалектики требуется применение ее принципов на ее идею. Применение принципов диалектики к идее диалектики Конкретное, отрицающее общую категорию и, видимо, наоборот Звучит интересно, но, Вы уж не сочтите за придирку, все-таки достаточно загадочно, поскольку смысл сюда в эти общие соображения можно вложить достаточно разный в том числе и начисто отрицающий эти соображения, вообще-то: Думаю, что Вас заинтересует статья: Спасибо, я постараюсь найти и посмотреть этот материал.

    Кстати, обратил внимание на это место в Вашей информации о пользователе: Должна существовать возможность получения экспериментального результата, способного опровергнуть гипотезу".

    отношение карла поппера к гегелю

    Насколько я знаю, любой эксперимент нацелен, в общем-то, и на подтверждении гипотезы, и на опровержение ее по-моему, это даже прописано в методиках проведения эксперимента и обработки данных. Согласен с Вами, такая установка заложена. Но в большей части опровержение или подтверждение рассматриваются как два равновероятных события. Более того, подход Поппера имеет один серьезный недостаток, который заключается в том, что не учитывает психологические особенности исследовательской работы "предвзятость" исследователя, ну любит он свою теорию и склонен искать только подтверждающие свидетельства. Одним из признаков хорошей научной теории является качество формулировок, достаточно точных, чтобы подвергунть теорию самой строгой из возможных проверок, то есть проверки опровержением. Именно особая организация теории позволяет сделать предположения и провести эксперименты, результаты которых будут подтверждать или опровергать их. Часто при проведении психологических исследований проявляется искажение по подтверждению почти все эксперименты строятся таким образом в силу субъективных особенностей самого исследователя, хотя это не совсем правильно - когда исследователь склонен заниматься поиском информации, подтверждающей его теорию, но при этом проявляет абсолютное невнимание и пренебрегает отпровергающими фактами "Факты противоречат теории.. И что делает исследователь: Конечно, исследователи хоть и стремятся найти подтверждение своих теорий, но они пытаются ставить такие эсперименты, которые бы давали возможность исключить то или иное объяснение опытного факта. А что касается фразы "должна существовать возможность получения экспериментального результата, способного опровергунть гипотезу", то ее следствием является требование известной точности в определении терминов, Но вся беда в том, что психологи, иногда, не склонны давать точные определения и с опреациональными определениями в психологических исследованиях просто беда в силу того, что в психологии используются понятия, для которых приводится множество определений , ну не умеют они определять все понятия в терминах выполняемых операций. Надо признать, например, классическое исследование по изучению влияния голода на поведение крысы в лабиринте показало высший пилотаж оперециональных определений.

    Кто такая "голодная крыса"? Проблему решили с помощью операционального определения в терминах выполняемых операций - не кормить крысу в течении 24 часов, что вызовет у нее голод. Ваши объяснения понятны в общем-то получается, что очень многое больше зависит от честности исследователя: Статью, хотя я и далек от психологии, посмотрел бы с интересом мой E-mail: Знаете, Ваше отношение к Попперу и его методам меня сильно поддерживает. Я еще до знакомства с его работой наслушался: Ах, посмотрите у Поппера про диалектику